Взгляд в будущее: самые перспективные направления медицины красоты

MyCollages - 2023-12-15T115050.807.jpg

16 и 17 декабря 2023 в Москве пройдет выставка-форум Med Beauty Hub, под эгидой которой соберутся представители индустрии эстетики и все желающие узнать больше о последних ее достижениях и способах сохранять и преумножать привлекательность и здоровье. Мы пообщались с идеологом и одним из главных спикеров форума – Алисой Шаровой, которая творит красоту своими руками и учит этому других.

Алиса Шарова – доктор медицинских наук, врач-дерматолог, косметолог с внушающим доверие стажем и обширными познаниями в разнообразных сферах эстетический медицины. Их она передает молодому поколению на кафедре Реконструктивной и пластической хирургии, косметологии и клеточных технологий в РНИМУ им. Н. И. Пирогова, где возглавляет направление «Косметология». Также она является профессором кафедры дерматовенерологии и косметологии ЦГМА Управления делами президента РФ.

Помимо преподавания, написания статей и руководств, Алиса Александрова оттачивает мастерство на практике, работая с пациентами.

Ее манера общения – с кем бы то ни было – носит терапевтический характер. Никаких категоричных суждений в стиле «сказала – отрезала», резких оценок, пугающих вердиктов. В работе Шарова опытный психолог, который не давит авторитетом, а слушает, подстраивается, ищет компромисс, а в результате находит консенсус, чтобы одинаково довольными остались обе стороны. Такое надо уметь.

«Я за разумность, – говорит Алиса Александровна в интервью «Красоте и здоровью». – Есть пациенты, которые не хотят колоться, «аппаратиться», но они приходят, и я не могу отправить их восвояси. Вместо этого предлагаю уходы, массажи, да хоть фейсфитнес! Чуда не произойдет, конечно, но для хорошего тонуса, настроения – почему бы нет? Главное – понимать пределы своих допустимых возможностей».

«Красота и здоровье»: При этом современная косметология за последние годы вышла далеко за пределы массажей и классических уходов…

Алиса Шарова: Граница между косметологией и пластической хирургией размывается. В косметологию теперь входят методики, которые сложно назвать малоинвазивными, а хирурги все активнее интересуются контурной пластикой, филлерами. В свою очередь, осваивая тот же нитевой лифтинг, мы, косметологи, заступаем на территорию скорее хирургическую.

Прошли те времена, когда косметологи работали строго по поверхности кожи – сейчас мы воздействуем на все слои кожи и тканей лица.

Когда на кафедре я читаю лекции для ординаторов пластических хирургов про малоинвазивные технологии – ботулинотерапию, контурную пластику, ребята сидят со скептическим видом «мы со скальпелем, а вы нам про шприц…». А потом начинают ловить каждое слово, понимая очевидное: они видят лицо уже «открытым», а мы оцениваем каждую мышцу под кожей и на глаз определяем ее границы, направление движений по складкам кожи, по тому, как она двигается. В этом аспекте косметологи бОльшие диагносты.

В понимании хирурга, красиво – это взяли, отрезали и натянули, а косметологи приходят в восторг от нюансов и полутеней. Для хирургов это ерунда, а для нас – еще какой результат. При этом хирург не работает с качеством кожи. Напротив, делая операцию, он перерезает сосуды, что ухудшает кровообращение, питание кожи. Сосуды потом восстанавливаются, но каким будет конечный результат операции, когда этап восстановления будет полностью завершен, зависит от того, как пациент будет проходить реабилитацию, и здесь помощь косметолога неоценима.

«Красота и здоровье»: Зачем хирургам знать про ботулинотерапию и контурную пластику?

А. Ш.: Первое: к нему, как правило, приходят пациенты, которые уже ходят к косметологу и имеют опыт применения той же ботулинотерапии. Хирург должен понимать, что происходит с мышцами в результате инъекций, как они перераспределяют между собой активность, уменьшаются или увеличиваются в объеме.

Второе: на фоне введенного ботулотоксина и расслабленной мышцы совсем по-другому будет проходить заживление, натяжение ткани, и хирург обязательно должен это учитывать.

Третье: в процессе работы хирурга может возникнут осложнение, когда перерезается нерв лица, и в ряде случаев может понадобиться лечение с помощью ботулотоксина. Хирург должен знать, что такой метод существует, как он работает.

Четвертое: есть масса исследований, которые демонстрируют возможности ботулотоксина в ускорении заживления, например, в формировании нормально заживающего незаметного рубца.

Существуют даже так называемые интраоперационные методики введения ботулотоксина, когда в момент операции в края разреза вводится небольшое количество ботулотоксина, чтобы послеоперационный рубец заживал без натяжения.

«Красота и здоровье»: Как, в свою очередь, познания в хирургии обогащают косметолога?

А. Ш.: Ему важно четко понимать границы своих возможностей, чтобы при необходимости рекомендовать пациенту уже пластическую хирургию. Если перед ним человек с огромными грыжами под глазами, не стоит обещать, что с ними можно справиться без скальпеля. Косметолог должен объективно оценивать, его ли перед ним пациент или уже хирурга.

У нас есть ограниченные возможности уменьшать объемы – и то лишь чуть-чуть, например, с помощью липолитиков. А вот немного добавить мы можем, вводя филлеры, или с помощью нитей. В то же время хирург запросто и липосакцию сделает, избавив от значительных запасов «лишнего», и импланты поставит, причем каких угодно объемов – от скромных до больших.

Также косметологу следует иметь понимание влияния косметологических манипуляций на планируемые пациенту пластические операции или ортодонтическое лечение. Например, пластические хирурги не любят брать пациентов после ботулинотерапии на блефаропластику – она затрудняет планирование объема будущей операции и обычно ждут, когда действие препарата завершится.

Когда ко мне приходит пациент и говорит, что планирует пластику, я ему говорю: «Хорошо, вот здесь мы работаем, а тут я уже не трогаю, пока вас не посмотрит хирург».

Также в компетенции косметолога находится послеоперационная реабилитация, ведь в нашем распоряжении колоссальные возможности от аппаратных до инъекционных, которые позволяют снизить риск воспаления, рассосать отеки, убрать синяки после операции и обеспечить нормальное заживление послеоперационных рубцов.

И еще важный момент: после операции могут остаться незначительные огрехи – например, после ринопластики мы часто сглаживаем мелкие неровности контура носа с помощью филлера. И заново переоперировать нос не потребуется.

«Красота и здоровье»: Как вам кажется, взаимопроникновение косметологии и пластической хирургии будет только усиливаться в дальнейшем?

А. Ш.: Конечно! Мы должны работать совместно – хирурги должны больше знать про нас, а мы про них.

Благодаря Наталье Евгеньевне Мантуровой запущена 5-летняя программа ординатуры, мы делаем вместе многотомный учебник базовый подготовки по пластике, и в обязательный образовательный стандарт по пластической хирургии будет входить раздел «Малоинвазивные методы: контурная пластика, ботулинотерапия, нитевой лифтинг».

За эту профессиональную синергию мы боремся уже более 10 лет. Когда в свое время я только пришла на кафедру, бытовало мнение, что косметологи – это «не совсем врачи», которые только про «кремики, бровки, масочки». Но на самом деле это специалисты с фундаментальными познаниями в дерматологии, с огромным арсеналом серьезных аппаратных и инъекционных методик.

В том, что косметологи и хирурги гораздо больше взаимодействуют друг с другом, огромная заслуга именно Натальи Евгеньевны Мантуровой, которая буквально развернула нас лицом к лицу. Мы работаем по-разному, но цель у нас одна – восстановление и поддержание физического и психологического здоровья и красоты наших пациентов.

«Дисциплина в пластической хирургии жизненно необходима»: Наталья Мантурова о строгих порядках, новых стандартах и инновациях в индустрии

«Красота и здоровье»: Какие еще тренды, помимо синергии, вы можете отметить в современной косметологии?

А. Ш.: Идет эволюция в сторону большей не столько малоинвазивных, сколько разовых высокоэффективных процедур, которые дают сразу очевидный результат, но с минимальной реабилитацией.

К примеру, раньше проводили механическую дермабразию, которая требовала достаточно длительной реабилитации, или делали феноловые пилинги, обладающие высокой токсичностью. Эти процедуры были очень эффективны, но имели большое количество достаточно серьезных осложнений.

Сейчас их сменили аппаратные технологии, которые гарантируют красивый выраженный результат с минимальной реабилитацией или вовсе без нее.

Если 5 лет назад с большим перевесом лидировала инъекционная терапия, сейчас явный и яркий тренд – аппаратные процедуры. Также наблюдается огромный интерес к комплексным протоколам, когда используются взаимоусиливающие методики, что позволяет осуществлять многоуровневое воздействие.

Шарова (1).jpg
Алиса Александрова во время выступления на Летнем конгрессе «Пластическая, реконструктивная хирургия и косметология» в Санкт-Петербурге

«Красота и здоровье»: Ваши любимые комбинации таких методик?

А. Ш.: Я обожаю ботулинотерапию – на мой взгляд, это самая «интеллектуальная» часть косметологии. Когда я училась, нам говорили: если хотите покорить пациента, начните с ботулинотерапии. С другой стороны, мимические мышцы индивидуальны у всех, поэтому нужно иметь большой опыт и «насмотренность», чтобы добиваться красивого и естественного результата. Схема введения ботулотоксина никогда не повторяется даже у одного и того же пациента – мышцы постоянно меняются под воздействием стресса, возраста, лекарств, перенесенных заболеваний, предыдущей ботулинотерапии.

«Красота и здоровье»: Если не секрет, какой ваш любимый ботулотоксин из имеющихся на рынке?

А. Ш.: Соблюдая объективность, не могу сказать, что какой-то один препарат этой группы кардинально отличается от другого – у каждого есть свои плюсы и минусы.

Ботулинический токсин в руках врача-косметолога – это краски, а лицо пациента – холст, на котором можно создавать тонкие нюансы перехода между расслабленной мышцей и тонусом. Опытный врач может создавать «шедевры» любым ботулотоксином.

«Красота и здоровье»: Вернемся к комбинациям методик, с чем предпочитаете сочетать ботулинотерапию?

А. Ш. Например, с филлерами можно добиться прекрасного, гармоничного эффекта. Среди аппаратных технологий есть великолепные методики, которые также отлично сочетаются с инъекциями ботулотоксина. Мне особенно импонируют методы терапевтического характера, когда речь идет не о разовом, а о более продолжительном и глубоком воздействии на весь комплекс тканей.

«Красота и здоровье»: Какие аппаратные методики, на ваш взгляд, заслуживают особого внимания?

А. Ш.: Есть методики получения результатов через контролируемую травму. Так работают многие лазеры и химические пилинги. Поверхностный ожог, который получает кожа в результате такого воздействия, вызывает воспалительную реакцию, которая разрушает старые структуры кожи, а в ходе восстановления последние замещаются более молодыми и здоровыми элементами.

Есть методики, которые работают более мягко на восстановление физиологии тканей. Они не дают быстрого результата, косметологу с клиентом надо изначально настраиваться на длительную работу. Тут все зависит от запросов пациента. Однако результат обязательно будет, если пациент будет достаточно терпелив, чтобы пройти весь курс.

Уже несколько лет наблюдается рост интереса к фотодинамической терапии, которая раньше применялась только в онкологии. Принцип этой методики заключается в следующем: сначала на кожу наносят гель с фотосенсибилизатором, усиливающим чувствительность кожи к свету. Затем кожу облучают светом определенной длины волны. Это очень деликатное воздействие, но оно позволяет получать удивительные результаты! Данная методика непременно будет совершенствоваться дальше.

Радиочастотные игольчатые методы также стремительно набирают популярность. Радиоволновое воздействие давно применяется в косметологии, но оно подразумевает прогрев тканей через поверхность кожи. Поэтому мы не можем применять слишком высокую температуру, так как это приведет к ожогу и будет крайне болезненно для пациента. В то же время наша мишень, где нужно достичь достаточной температуры прогрева для получения эффекта омоложения и лифтинга, находится в глубоких слоях кожи. Появление игольчатых радиоволновых методик, в корне изменило ситуацию, так как они подразумевают доставку энергии радиоволны на заданную глубину через тончайшие микроиглы, прокалывающие кожу в момент разряда. В результате поверхность кожи не повреждается, реабилитация минимальна, а эффективность намного превосходит накожные методы радиоволнового воздействия.

«Красота и здоровье»: А меняются ли наравне с технологиями сами пациенты?

А. Ш.: Современные пациенты стали более осведомленными, инициативными, часто приходят с запросом на определенный препарат или аппарат. В этом есть как плюсы, так и минусы.

С одной стороны, хорошо, когда пациент хорошо информирован. С другой стороны , очень плохо, если пациент начинает навязывать врачу свое мнение и диктовать ему, что следует, или не следует делать.

Когда человек обращается к нотариусу, он не указывает, как составлять доверенность. Архитектору тоже обычно не советуют, как рассчитывать толщину стен. Но почему-то некоторые пациенты считают возможным диктовать врачу, как и какими техниками он должен работать. С другой стороны, в отличие от тех же стоматологов, которым тоже не принято подсказывать, к нам приходят не больные, а условно здоровые люди.

В большинстве случаев они обращаются с запросом по улучшению внешности, и мы должны прислушиваться к ним. Однако выбор плана лечения и методов должен всегда оставаться за врачом.

Если пациентка пришла с запросом на увеличение объема губ, а мне кажется, что ей это совершенно не нужно, зато межбровные морщины настоятельно требуют устранения, я не могу проигнорировать пожелания пациентки и провести коррекцию тех эстетических недостатков, которые не нравятся лично мне. Даже если я идеально разглажу эти злополучные межбровные морщины, она будет разочарована, потому что пришла совсем за другим.

В ходе первичной консультации я выслушиваю пациента, провожу осмотр, а затем высказываю свое мнение. Если пациент согласен, мы двигаемся по намеченному мной плану. Если же пациент настаивает на своем запросе нет очевидных противопоказаний, то я пойду ему на встречу, ибо запрос клиента всегда первичен. С пациентом мы должны быть союзниками, иначе ничего хорошего не получится.

«Красота и здоровье»: Моложе или старше становятся в основной массе пациенты?

А. Ш.: Большая часть пациентов – женщины 35-55 лет, и среди них доля возрастных клиенток неуклонно растет. Этот тренд радует. Однако у женщин старшей возрастной группы зачастую бывают не совсем адекватные представления о возможностях косметологии. Многие ждут кардинальных перемен от одного посещения косметолога, в то время как возраст и состояние тканей накладывают ограничения. Косметолог – не волшебник. Но наша задача – помочь таким пациенткам выглядеть шикарно на свой возраст, или чуть моложе.

Аккаунты в соцсетях, особенно у нелегальных косметологов, пестрят фотографиями с подписями «Смотрите, какие я могу вам сделать губы!» И на многих снимках можно действительно наблюдать красивые результаты. Но если есть возможность увидеть всю картину целиком, то эти самые губы могут оказаться на неухоженном лице, к ним могут прилагаться золотые или нездоровые зубы, и, в конечном итоге, все целиком выглядит ужасно. Я не говорю уж о банальном фотошопе, который может сделать вам какие угодно губы, даже не прибегая к реальным инъекциям филлеров.

  Задача врача – увидеть лицо в целом, сделать человека красивее и счастливее, помочь полюбить себя всего, а не по частям – губы, кожа, зубы.

«Красота и здоровье»: Косметолог должен быть немножко хирургом, психологом, архитектором, художником и гуманистом. Как много таких специалистов?

А. Ш.: Всевозможные конгрессы и форумы для этого и существуют, чтобы косметологи лучше чувствовали, понимали грани своей профессии. Косметологи не должны быть хирургами, но должны знать, где уже начинается хирургия. То же самое с психологией и остальными науками.

Наша профессия находится на стыке, и мы можем достичь потрясающих результатов, если берем в расчет не только исходные внешние данные пациента, но и его психологическое состояние, общее состояние здоровья, дефициты витаминов и микроэлементов, питание. Видя полную картину, мы можем вовремя отправить к гинекологу, эндокринологу, кардиологу, неврологу и так далее. Именно поэтому на наш конгресс Med Beauty Hub мы пригласили таких специалистов и внимательно слушаем все, что они говорят.

Шарова 1.jpg

«Красота и здоровье»: Какие слова и действия косметолога не сулят ничего хорошего и являются достаточным основанием, чтобы пациент покинул этого специалиста?

А. Ш.: Первая и главная рекомендация – обращаться только в лицензированное медицинское учреждение. Многие пациентки считают нормальным ходить к косметологу в клинику, а потом, получив приглашение, спокойно отправляться и к нему домой. Но это огромная ошибка.

Бывают непредвиденные ситуации. К примеру, анафилактический шок непредсказуем, и может случиться как в медицинском учреждении, так и дома. Справиться с ним без помощи реанимационной бригады практически невозможно. В клинике под рукой врача всегда есть аптечка Антишок, немедленно вызывается скорая помощь, до приезда которой врач будет проводить реанимационные мероприятия.

Как вы думаете, как быстро станет вызывать скорую помощь тот же врач, если он незаконно проводит какие-то манипуляции на дому? А в случае анафилактического шока счет идет на минуты.

Судебные органы всегда смотрят время вызова скорой – чем быстрее она приезжает, тем больше шансов у пациента выжить. В незаконных условиях врач до последнего будет пытаться справиться своими силами, и он может упустить время.

Обращаясь к косметологу, в имеете право ознакомиться с разрешительными документами на предлагаемые Вам препараты и аппараты, проверить сроки годности и номера партий. Кроме того, прежде чем Вы попадете на прием к косметологу, с Вами должны подписать договор на оказание услуг и информированные согласия на каждый вид услуг. Если вам не дают документы, уходят от ответов и отказываются предоставить подробную информацию о продукте или аппарате, это недобрые знаки.

Пациент должен знать, что у него в лице. Осложнения могут возникнуть и через 10 лет, и на вопрос врача, что было сделано, нужно точно знать ответ, что, где, когда и в каком объеме было вам введено.

Если же говорить про эмоциональную сторону, я не советую обращаться к авторитарным специалистам, которые вас не слышат, но которые сами все знают. Врач должен вызывать доверие, с ним нужно в комфортных для вас условиях строить диалог.

«Красота и здоровье»: Как охарактеризуете текущую ситуацию с препаратами для инъекций в стране?

А. Ш.: В последние два года эстетический рынок перестроился, но нельзя сказать, что он оскудел. Если говорить об инъекционных продуктах, то далеко не все компании-производители и дистрибьюторы покинули нашу страну. Что касается предложений по аппаратам, выбор в России всегда был и остается достаточно богатым. С другой стороны, возникшая в 2022 году изоляция за короткое время дала мощный толчок для развития отечественных брендов и препаратов.

В нашей стране эстетическая медицина находится на очень высоком уровне, что становится очевидным после посещения больших международных форумов и конгрессов по эстетической медицине. У нас гораздо более обширный, чем во многих других странах, ассортимент аппаратов и препаратов, а профессионализм наших специалистов зачастую на голову выше, чем их зарубежных коллег.

«Красота и здоровье»: Что помогает российским косметологам поддерживать высокую планку?

А. Ш.: Образование, психология и культура нашей страны во многом это определяют. Вспомните, если приезжаешь за рубеж, российские женщины самые красивые и нарядные. В этом отношении мы похожи на итальянцев, и там, кстати, на столь же высоком уровне развита эстетическая медицина.

Нашим женщинам хочется быть красивыми, они обращают внимание на собственную внешность, и это мощный драйвер развития эстетической медицины.

дзен.jpg

Поделиться:

Автор: Юлия Воронова

Фото:
Пресс-служба Med Beauty Hub
15.12.2023
Каждая женщина должна помнить о том, что женское здоровье требует не только должного ухода за своим телом и внешностью, но и постоянного внимание к работе внутренних органов. Соблюдение несложных рекомендаций поможет избежать дальнейших проблем в гинекологии и достигнуть внутренней гармонии.

Источник