full screen background image

В шлеме против зомби. Как виртуальная реальность избавляет нас от страхов

По данным ВОЗ, около 10% населения земного шара страдает той или иной фобией. В слабой форме страхи регулярно испытывает каждый третий житель Земли, причём перечень этих страхов постоянно растёт и становится всё более многообразным. Появление интернета только усилило процесс, а пандемия коронавируса и нынешняя геополитическая ситуация сделали его лавинообразным. 

Очереди в кабинеты психотерапевтов растут. Традиционно врачи лечат фобии методом мысленной экспозиции, предлагая человеку представить то, чего он боится, и научиться управлять своим страхом. Но это долго, зачастую неудобно и малоэффективно. Поэтому на Западе специалисты всё чаще прибегают к помощи VR-терапии. 

Чтобы разобраться, как работает этот метод, научный обозреватель АиФ.ru принял участие в тестировании новой VR-технологии и пообщался со специалистами.

«Кто-то уже готов покупать оружие»

Страхи поселяются в нас с раннего детства. Жизнь подсовывает самые разные ситуации: куда-то не вовремя отлучилась мама, потерялся в парке, столкнулся вечером с хулиганами, неудачно ответил на уроке, после чего был поднят на смех одноклассниками… Неприятные переживания вроде бы проходят, но на самом деле оседают в глубине души, теснятся в уголках подсознания и в дальнейшем портят нам жизнь, проявляясь в виде неврозов, тревог и страхов.

«От фобий страдают миллионы людей. В последнее время многие чувствуют тревожность и неопределённость; они выражаются в непонимании, что будет дальше, — говорит психолог, член Ассоциации когнитивно-поведенческих психотерапевтов Инна Мальцева. — Люди боятся потерять работу, не справиться со свалившимися на них трудностями, опасаются, что не будет хватать семье денег на еду, что они не смогут выплатить кредит. Кто-то стал бояться грабежей и уже готов покупать оружие».

Казалось бы, такие специфические фобии, как страх насекомых, авиаперелётов и темноты, сейчас должны отойти на второй план. Но у людей с пластичной психикой — подростков, чрезмерно впечатлительных взрослых — эти расстройства усугубляются, и, например, через боязнь темноты и каких-то чудовищ могут выражаться более глубокие страхи.

Как-то за семейным ужином Инна Мальцева посетовала на пациента с фобией, которому она проводила когнитивно-поведенческую терапию и всё никак не могла добиться результата. Врач использовала метод мысленной экспозиции: человеку, боящемуся высоты, нужно было представить, как он стоит на крыше небоскрёба и смотрит вниз. Переживая ситуацию вновь и вновь, мысленно приближаясь к самому краю крыши и беседуя при этом с психотерапевтом, пациент учится управлять своим страхом. Способ этот применятся давно, но, к сожалению, не все обладают настолько живым воображением, чтобы легко представить себе какой-то объект, тем более в обстановке, травмирующей их психику. К тому же такая терапия отнимает много времени и может поставить под угрозу конфиденциальность пациента: например, чтобы побороть страх авиаперелётов, нужно посетить аэропорт, где психотерапевт сядет в самолёт вместе с пациентом и слетает с ним туда-обратно. 

Выслушав сетования Инны на то, что традиционный метод не даёт результата, её муж сказал: «А давай попробуем перевести это в виртуальную реальность. Тогда пациенту и представлять ничего не надо будет — получит готовую картинку».

Иван Андреев знал, о чём говорил — его сын Даниил занимается VR-технологиями в центре «КиберХаб». Так родилась идея, которая вскоре превратилась в стартап PsyTech VR, а через несколько месяцев привела к получению патента.

Хотя бы одна фобия есть у 15% населения России

В западных странах VR-психотерапию используют с начала 1990-х. Медики с её помощью лечат те же фобии, аутизм, навязчивые состояния и даже некоторые виды шизофрении. Виртуальная реальность даёт возможность моделировать опасные ситуации, создавать сцены из травмирующих воспоминаний и превращать галлюцинации в конкретные образы. 

Идея проста: если вы, например, боитесь пауков, вам нужно надеть VR-очки, отыскать в виртуальной комнате это членистоногое, приблизиться к нему и тщательно рассмотреть со всех сторон. Или паук, например, может спуститься к вам с потолка на нитке паутины. Ваша задача — совладать со своим страхом, взять его под контроль. Если всё делать правильно, фобия рано или поздно исчезнет или хотя бы станет слабее. По данным учёных, VR-терапия до 30% увеличивает эффективность лечения тревожных расстройств по сравнению с традиционными методами. Она позволяет вынести внутренние процессы человеческой психики во внешнюю, виртуальную среду. И дальше со страхами или другими негативными переживаниями можно работать «вне головы» пациента.

«В результате неоднократного повтора ситуаций в виртуальной реальности у пациента вырабатывается условный рефлекс с “противоположным знаком”: связь между фобической ситуацией и реакцией страха разрывается, и эти обстоятельства начинают всё больше ассоциироваться с ощущением непринуждённости и спокойствия. Тревоги и страхи утихают, а затем полностью исчезают», — поясняет Инна Мальцева.

В России такими исследованиями никто всерьёз не занимался. «Всё было на уровне лабораторных экспериментов при кафедрах, — рассказывает руководитель центра VR-технологий «КиберХаб» Даниил Андреев. — А такого игрока на рынке, который бы полностью поставлял услуги по VR-психотерапии физическим лицам и бизнесу, в России до сих пор не было. Между тем, рынок очень большой: по данным ВОЗ, в нашей стране 15% населения имеют хотя бы одну фобию. Если брать только Москву, это около 2 миллионов человек». 

Программисты PsyTech VR разработали онлайн-платформу и VR-программу с библиотекой виртуального контента, где прописаны сценарии лечения фобий. Их пока пять — это акрофобия (страх высоты), арахнофобия (страх пауков), клаустрофобия (страх замкнутого пространства), никтофобия (страх темноты) и аэрофобия (страх предстоящего авиаперелёта). У каждого сценария — по четыре уровня. Попадая на очередной уровень, человек всё глубже погружается в пугающую его ситуацию. Например, страдающий аэрофобией ожидает приезда такси, которое должно отвезти его в аэропорт, и смотрит по телевизору новости, где говорят о надвигающемся шторме. Затем он едет в такси, продолжая слушать новости по радио и наблюдая за окном, как портится погода. На третьем уровне человек ждёт вылета в здании аэропорта, на четвёртом — уже сидит в салоне самолёта. Объявляется взлёт, гудит двигатель, и на протяжении 6 минут бедолага переживает все «прелести» авиаперелёта в условиях шторма — турбулентность, вспышки молний, раскаты грома. Затем самолёт садится…

По окончании сеанса пациент оценивает уровень своей тревожности (если всё идёт хорошо, с каждым разом он должен снижаться), а закреплённые на нём датчики снимают показатели пульса, потливости, частоты дыхания, ширины кровеносных сосудов. Функционал некоторых VR-шлемов позволяет фиксировать движения глаз и расширение зрачков. Вся эта информация, показывающая, насколько человеку было тревожно или, наоборот, спокойно, заносится в его учётную запись. Она доступна ему и его лечащему врачу: предполагается, что пользователь может пройти курс психотерапии самостоятельно либо сделать это совместно со специалистом. Психологов будут приглашать для участия в проекте по методу VR-телемедицины: они смогут работать с пациентом дистанционно, наблюдая на экране всё, что тот видит в очках виртуальной реальности, направляя и консультируя его. 

Вижу уходящую вниз стену небоскрёба

Для тестирования я выбрал акрофобию — страх высоты. К слову, из всех фобий она самая распространённая. На меня водрузили шлем, дали в руки устройства управления (контроллеры), и после серии вводных манипуляций (на появившихся перед глазами экранах надо выбрать сценарий и уровень) я оказался в некой лаунж-зоне. Как выяснилось, это ресторан, расположенный на самых верхних этажах небоскрёба. Моя задача — пройтись по всем его уровням, как можно чаще подходить к панорамным окнам, а затем, поднявшись на крышу, отыскать участок с прозрачным полом и, преодолев страх, ступить на него.

Нажимая кнопку на контроллере, из уютного пространства с креслами, столиками и барной стойкой я перемещаюсь на просторную веранду-балкон. Кручу головой — с высоты открывается прекрасный вид на город и находящееся совсем рядом море. Побродив вдоль ограды балкона (разработчики ещё рекомендуют свешиваться через неё), направляюсь к лестнице, ведущей наверх. Поручней нет — сразу возникает ощущение дискомфорта. В конце концов забираюсь на крышу и обхожу её по периметру. Панорама города захватывает дух, и мне становится жалко тех, кто панически боится высоты и не способен насладиться окружающими видами в такой ситуации.

Вот, наконец, участок с прозрачным полом. Опускаю взгляд — вижу уходящую вниз стену небоскрёба. Голова слегка кружится, сердце начинает биться чаще, но всё быстро проходит. Потоптавшись на стеклянной платформе, возвращаюсь вниз, в лаунж-зону, откуда всё начиналось. Сеанс завершён (на него ушло около 5 минут), и я выставляю на виртуальном экране оценки собственному состоянию. 

«Что, не страшно было? Может, желаете пройтись по четвёртому уровню? Там будет покруче — мост над ущельем», — улыбается Даниил. 

Я вежливо отказываюсь. Вместо этого соглашаюсь прогуляться по тёмным и полутёмным тоннелям — это сценарий для страдающих никтофобией. Сначала человек оказывается на лестнице, ведущей в подземный переход. Его задача — спуститься и двигаться по лабиринту подземки, наблюдая постапокалиптическую обстановку вокруг, осматривая все уголки, в том числе окутанные темнотой, и прислушиваясь к тревожным звукам. 

В конце пути пользователь возвращается наверх, на свежий воздух. И темнота уже не кажется ему такой пугающей.

Не вставая с дивана

«Мы планируем расширить список фобий, — говорит основатель PsyTech VR Иван Андреев, — добавим в него страх огня, воды, грозы, собак, укусов, стихийных бедствий, страх перед лесом, а также очень распространённый сейчас страх публичных выступлений. 

Для жителей мегаполисов актуальна агорафобия. Она включает не только боязнь открытых пространств, но и страх больших городских объектов, скоплений людей, шумного транспорта. Бывают специфические фобии, например, порождённые фильмами ужасов. Так, в США специалисты фиксируют у детей и подростков боязнь клоунов или страх зомби. Правда, в последние годы такие фобии встречаются и в России».

VR-терапия в режиме онлайн имеет ещё одно важное преимущество — конфиденциальность. Многие люди не готовы делиться своими страхами с незнакомцами, даже если это врач-психотерапевт, и пытаются справиться с ними самостоятельно. Для них онлайн-платформа со всем нужным инструментарием (включая сеансы медитации после прохождения панических сценариев) будет отличным решением. С её помощью можно проходить терапию, не вставая с дивана и никого не посвящая в свои проблемы.

Оцените материал










По материалам: aif.ru