Что нужно сделать, чтобы шрамы быстрее стали светлыми

MyCollages - 2024-07-04T120301.195(1).jpg

Он убежден, что наряду с бьюти-техниками специалистам нужно оттачивать умение общаться с пациентами. И никогда не переставать учиться.

И в жизни, и в работе пластический хирург Эдуард Тер-Терьян придерживается простого, но действенного принципа: найти своих и успокоиться. Этот совет он транслирует женщинам, которые блуждают от одного косметолога к другому в мечтах об идеальном результате. Той же идеей руководствуется и сам, когда встречает очередную пациентку…

«Когда меня спрашивают: “Что вы можете предложить?”, я обычно говорю, что ничего», — говорит с улыбкой Тер-Терьян.

Думаете, он такой вредный? Нет, просто опытный и отлично разбирается в психологии (говорит, что и НЛП владеет).

«Мне важно, когда пациенты приходят осознанно, — поясняет Эдуард. — И когда меня просят посмотреть и самому предложить что-то сделать, я обычно даю в руки зеркало и прошу показать, что не устраивает. На этом моменте некоторые встают и уходят. Или я сам, если не получаю внятного ответа, говорю, что помочь, увы, не смогу».

«Красота & Здоровье»: Почему так происходит?

Эдуард Тер-Терьян: Время такое, что люди травмированы и происходящими событиями, и финансовой ситуацией, и закрытыми куда-то границами. Новостная лента давит, легко впасть в тревожное состояние, из которого хочется выйти.

Многим кажется, что самый легкий путь — эстетическая коррекция. И вот женщина идет не к психологу, а к пластическому хирургу, делает, например, подтяжку груди, и если что-то идет не так (а осложнения бывают), кто становится главным врагом? Разумеется, хирург. Пациентка жалуется, что результатами операции недовольна и она сама, и ее муж. Но на самом деле она пришла травмированная и травмировалась еще больше — замкнутый круг, в котором специалист по эстетической медицине изначально бессилен.

Хирургам надо действительно научиться отказывать пациентам.

Каким пациентам вы «нет» не скажете?

Э. Т.: Если человек говорит: «Доктор, мне надоела эта складка/ бесит избыток кожи/ постоянно приходится напрягать брови», это мой пациент на 100 процентов. Я полностью выложусь, чтобы сделать хороший результат.

Мне импонируют пациенты, которые разбираются в предмете. Осознанность важна и здесь.

Мой пациент обычно приходит по сарафанному радио, потому что я не сторонник агрессивного маркетинга и не стремлюсь попасть на все обложки или вести бурную деятельность в соцсетях. Тем, кто оказывается у меня на приеме, важны отзывы реальных людей, их знакомых, а не абстрактных «друзей друзей» или проплаченные посты в Интернете.

Сложно не согласиться с тем, что происходящее влияет на людей не лучшим образом, но что за последние пару лет случилось с эстетической медициной?

Э. Т.: Что-то меняется, что-то остается неизменным, пусть и в некотором роде переиначенным. Мне нравится то, что важные сдвиги происходят без лишнего шума. Например, за эти два года появилось много российских препаратов, происходит замена шовного материала с импортного на отечественный, но мы при этом не бьем себя кулаком в грудь и не кричим что-то обидное вслед ушедшим маркам.

Этим мы показываем превосходство, но делаем это благородно — просто идем, не останавливаясь и не делая пауз на ненужные эмоции.

Минус, на который не стану закрывать глаза, — в том, что нас убрали из многих международных конгрессов за редким исключением.

MyCollages - 2024-07-04T121423.574(1).jpg

При этом, если забыть про глобальную международную отмену, ко мне все так же приезжают пациенты из Майами, Ниццы, Дубая — делают операции и уезжают. Есть клиентки из Германии, из Греции, даже из Катара.

Отдельные наши хирурги продолжают выступать с докладами за рубежом, но, к сожалению, самые престижные площадки вроде IMCAS (International Master Course on Ageing Science, прим. редакции), ISAPS (International Society for Aesthetic Plastic Surgery, прим. редакции), конгресса «Колхида» отечественных специалистов «отменили», а жаль, ведь в России много талантливых ребят и очень красивых работ как по лицу, так и по телу. Впрочем, время все ставит на свои места.

Вы говорите про красивые работы, однако в Интернете у пользователя больше шансов столкнуться с очередной страшной историей недобросовестной пластики…

Э. Т.: Не хотелось бы называть имен и фамилий, но хирургам, замешанным в подобных скандалах, я бы советовал уходить в подполье и усиленно учиться, а не продолжать как ни в чем не бывало работать.

При этом надо отдавать отчет, что любая хирургия подразумевает возможность не выйти из наркоза и не вернуться к жизни. Сам наркоз не вредит, но в этом состоянии человек не контролирует дыхание, что уже таит в себе определенные риски. Бывает и так, что в процессе операции производится слишком большой объем вмешательств, и это опасно для жизни.

Нельзя убрать 18 литров жира, как бы ни хотелось, потому что происходит, проще говоря, большая потеря жидкости, и организм может не выдержать.

Если планируется липосакция, имеет смысл за месяц до операции сдать кровь для аутодонации, то есть переливания крови во время объемных липосакций, и по мере проведения работ этот резерв будет являться существенной поддержкой и страховкой. По-хорошему, любое вмешательство должно быть четко спланировано заранее. И, пожалуйста, помните: больше 10% веса за операцию убирать нельзя.

Чего в последнее время желают женщины? Какие требования популярны и особенно распространены?

Э. Т.: Все хотят, как и во все времена, быть красивыми и счастливыми. Зачастую девушки вкладываются в пластику как в свое женское счастье, считая, что вместе с новым лицом автоматически приобретают и мужчину мечты. Это, конечно, не совсем так, точнее, вообще не так. Но это уже другая история — снова про четкую постановку целей и задач.

Топ самых популярных операций все тот же — ринопластика, маммопластика, блефаропластика. Я бы отметил, конечно, бодилифтинг, липосакцию, липоскульптурирование, потому что тренды сейчас диктуют девушки фигуристые, худые, но с формами вроде Ким Кардашьян и Кайли Дженнер.

При этом большой пул хирургии посвящен так называемому mommy makeover — преображению женщин после родов. Этот процесс сильно меняет форму и эстетику женщины. Кто-то полнеет, у кого-то диастаз живота, меняется грудь.

Абсолютный тренд — малоинвазивность, эндоскопическая хирургия, посредством которой через небольшие надрезы можно подтянуть до двух третей лица.

А если говорить о косметологии?

Э. Т.: Здесь мы стали решать очень много проблем благодаря нитевому лифтингу. Своим пациенткам я говорю: «У вас есть показания к хирургической подтяжке лица. Вы готовы делать операцию?» Многие не готовы, но измениться хотят, и здесь на помощь приходят нити.

Например, я могу поставить нити в комбинации с липосакцией. Положа руку на сердце, я не стану говорить, что результат абсолютно идентичен хирургическому лифтингу, но эффект заметен, ощутим и с подтяжкой сопоставим.

Неудивительно, что методика популярна. Например, вчера я сделал 6 нитевых подтяжек — 2 под наркозом как раз в сочетании с липосакцией, а остальные четыре — под местной анестезией.

Каким нитям отдаете предпочтение?

Э. Т.: С 2012 года, то есть уже 12 лет, я работаю только с нитями АПТОС. Почему? У них есть идея, за которой стоят увлеченные, азартные и невероятно опытные люди. Чего стоит тот факт, что в 1990-х, когда создатель Aptos Марлен Андреевич Суламанидзе представил методику, никто не верил, что она приживется. В итоге сегодня это самые популярные нити в мире.

Когда в 2019 году появились первые нити Excellence Visage с гиалуроновой кислотой, я держал в руках нити с гиалуроновой кислотой и без и разницы не ощущал. К счастью, долго это не продлилось, потому что гиалуроновая кислота стала важным компонентом нитей АПТОС для более мягкой реабилитации.

photo1720012260(1).jpeg

Когда же я взял в руки новые нити Excellence Visage Namica, я сразу сказал: это будет хит.

Эта нить прибавила в толщине за счет напыления наномикрокапсул, но при контакте с кожей она становится более мягкой, она еще лучше совместима с кожей. Namica — про легкость. Легкость использования косметологом, легкость результата без гиперкоррекции, легкость восстановления. Процедура проходит намного комфортнее для пациента, при этом она проще и для косметолога. С новой толщиной нити как будто чувствуешь больше власти (смеется).

Это гениально — создать нить, на которой по сути микрофлэшка, и на нее можно записать что угодно. Я уверен, это фундамент для дальнейших прорывов в эстетической медицине.

При этом нити Namica еще более лифтинговые за счет особых насечек, они еще надежнее фиксируются, а главное — разнообразие техник имплантации. Их можно как использовать для армирования, то есть улучшения качества кожи, так и создавать векторное натяжение, что и приводит к мощному эффекту лифтинга.

На какие еще технологии в хирургии и косметологии рекомендуете обратить внимание?

Э. Т.: Считаю актуальной и классной технологию бодилифт, когда производится коррекция не одной, а нескольких зон тела, комплексное воздействие.

Для лица рекомендую рассмотреть при необходимости изменений эндокоскопический лифтинг, когда благодаря реперным точкам на черепе можем подтянуть половину лица.

В косметологии на волне игольчатый RF-лифтинг — радиочастотная абляция. Микроиглы создают импульсы внутри кожи, и в результате термического воздействия сокращается кожный лоскут. Эта технология совершенно справедливо многих сейчас вдохновляет.

Если рассуждать в целом, сейчас наблюдается тенденция на компактизацию лица. Еще 10 лет назад за счет филлеров лица, как правило, увеличивались, но «переполненное» лицо не выглядит эстетически привлекательным. Чтобы достичь эффект лифтинга, напомню, мы можем либо уменьшить объем тканей, либо увеличить, но последнее — некрасиво.

Нити в топе прогрессивных методик занимают особое место. И каждый косметолог, в чем я убежден, должен иметь в арсенале хотя бы один вариант нитевого лифтинга для компактизации жировых пакетов лица, чтобы лишний раз не использовать филлеры.

С каким напутствием вы не только как действующий пластический хирург, но и человек, занятый еще и обучением, обратились бы и к женщинам, и к специалистам?

Э. Т.: Женщинам прежде всего рекомендую смотреть на себя, а не на подругу или еще кого-то, и слушать тоже только себя. Если собственное отражение как будто говорит: «Ты прекрасна», нужно наслаждаться жизнью дальше. Если же появляются мысли что-то убрать, то есть конкретные запросы, надо идти к хорошему доктору. Хорошему — не значит «популярному в соцсетях», а к тому, о котором вы слышали от реальных людей и чьи работы показались соответствующими вашим эстетическим предоставлениям.

Мой совет — найти своего косметолога и идти с ним по жизни. Не бегайте от одного к другому, ничего хорошего из этого не выйдет.

Второй месседж: если вам вдруг предлагают нечто «крутое» и соблазнительное, подумайте хорошенько: ведь однажды по схожему сценарию человек покинул Рай. Изучите предмет, почитайте, обсудите с теми, кто компетентен в этом вопросе. Главное — не надо сразу после озвученного предложения направляться в процедурный кабинет.

Врачам же хочу сказать: не стоит увлекаться шаблонами. Если кто-то, за чьей деятельностью вы наблюдаете, популярен в соцсетях, это не значит, что он стал счастливее, больше зарабатывает и, конечно, что в принципе лучше работает. Не стремитесь за кем-то повторять.

MyCollages - 2024-07-04T121135.529(1).jpg

Нужно быть собой и добросовестно выполнять свою работу. Когда она так сделана, это всегда видно и всегда будет по достоинству оценено.

Но главное — учитесь. Даже когда станете профессором, все равно продолжайте учиться, например, у коллеги. Свои способности и умения нужно прокачивать постоянно.

дзен.jpg

Поделиться:

Автор: Юлия Воронова

Фото:
Из личного архива Эдуарда Тер-Терьяна
05.07.2024
Каждая женщина должна помнить о том, что женское здоровье требует не только должного ухода за своим телом и внешностью, но и постоянного внимание к работе внутренних органов. Соблюдение несложных рекомендаций поможет избежать дальнейших проблем в гинекологии и достигнуть внутренней гармонии.

Источник